Пикабу развивается, а старая версия больше не поддерживается. С каждым месяцем новая версия обретает новые возможности. В данный момент мы готовим обновление — возможность загружать собственные видео на Пикабу. Но в старой версии они работать не будут и по этой причине мы вынуждены отключить ее вместе с выходом обновления в ближайшие дни.
 
С тегами:

Геологи

Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом
Найти посты
сбросить
загрузка...
8063
Колодец в ад.
961 Комментарий  
Колодец в ад. Кольский полуостров, Буровая установка, Геологи, Длиннопост

В 1970 году аккурат к 100-летнему юбилею Ленина советские ученые начали один из самых амбициозных проектов современности. На Кольском полуострове, в десяти километрах от поселка Заполярный, стартовало бурение скважины, которая в результате оказалась самой глубокой в мире и вошла в Книгу рекордов Гиннесса. Грандиозный научный проект шел больше двадцати лет. Он принес массу интереснейших открытий, вошел в историю науки, а под конец оброс таким количеством легенд, слухов и сплетен, что хватило бы не на один фильм ужасов.


Во времена своего расцвета буровая на Кольском полуострове представляла собой циклопическое сооружение высотой в 20-этажный дом. Здесь работало до трех тысяч человек в смену. Коллектив возглавляли ведущие геологи страны. Буровую выстроили в тундре в десяти километрах от поселка Заполярный, и в полярной ночи она сияла огнями, как космический корабль.

Когда все это великолепие вдруг закрылось и огни погасли, сразу пошли слухи. По всем меркам бурение шло необычайно успешно. Никому в мире еще не удавалось достичь такой глубины — советские геологи опустили бур больше чем на 12 километров.

Внезапное завершение удачного проекта выглядело такой же нелепостью, как то, что американцы закрыли программу полетов на Луну. В крахе лунного проекта обвиняли инопланетян. В проблемах Кольской сверхглубокой — чертей и бесов.


Популярная легенда гласит, что с больших глубин бур не раз доставали оплавленным. Никаких физических причин этому не было — температура под землей не превышала 200 градусов по Цельсию, а бур был рассчитан на тысячу градусов. Затем аудиодатчики якобы стали улавливать некие стоны, крики и вздохи. Диспетчеры, следившие за показаниями приборов, жаловались на ощущения панического страха и тревоги.

По легенде выходило, что геологи добурились до ада. Стоны грешников, экстремально высокие температуры, атмосфера ужаса на буровой, — все это объясняло, почему все работы на Кольской сверхглубокой был внезапно свернуты.

Многие относились к этим слухам скептически. Однако в 1995 году, уже после остановки работ, на буровой прогремел мощный взрыв. Что там могло взорваться, не понимал никто, даже руководитель всего проекта, видный геолог Давид Губерман.

Сегодня к заброшенной буровой водят экскурсии и рассказывают туристам увлекательную историю о том, как ученые пробурили дырку в подземное царство мертвых. Как по установке бродят стенающие призраки, а к вечеру на поверхность вылезают бесы и норовят умыкнуть в пропасть зазевавшегося экстремала.


На самом деле вся история с «колодцем в ад» была выдумана финскими журналистами к 1 апреля. Их шуточную статью перепечатали американские газеты, и утка полетела в массы. Многолетнее бурение Кольской сверхглубокой шло без всякой мистики. Но то, что происходило там в реальности, было интереснее любых легенд.

Начать с того, что сверхглубокое бурение по поределению было обречено на многочисленные аварии. Под гнетом гигантского давления (до 1000 атмосфер) и высоких температур не выдерживали буры, забивалась скважина, ломались трубы, которыми укрепляли жерло. Бессчетное число раз узкая скважина искривлялась так, что приходилось пробуривать все новые ответвления.

Самая страшная авария произошла вскоре после главного триумфа геологов. В 1982 году они смогли преодолеть отметку в 12 километров. Эти результаты торжественно огласили в Москве на Международном геологическом конгрессе. Геологов со всего света привезли на Кольский полуостров, показали им буровую и образцы пород, добытые на фантастической глубине, до которой еще никогда не добиралось человечество.


После празднования бурение продолжили. Однако перерыв в работах оказался роковым. В 1984 году произошла самая страшная авария на буровой. Оторвались и забили скважину целых пять километров труб. Продолжать бурение было нельзя. В одночасье были потеряны результаты пяти лет работы.

Пришлось возобновлять бурение с 7-километровой отметки. Только в 1990 году геологам вновь удалось перевалить за 12 километров. 12 262 метра — такова окончательная глубина Кольской скважины.

Но параллельно страшным авариям чередой шли и невероятные открытия. Глубокое бурение — аналог машины времени. На Кольском полуострове к поверхности подходят древнейшие породы, возраст которых превышает 3 миллиарда лет. Забираясь все глубже, ученые получили ясное представление о том, что происходило на нашей планете во времена ее молодости.

Прежде всего, оказалось, что традиционная схема геологического разреза, составленная учеными, не соответствует реальности. «До 4 километров все шло по теории, а дальше началось светопреставление», — рассказывал потом Губерман

По расчетам, пробурив слой гранита, полагалось добраться до еще более твердых, базальтовых пород. Но никакого базальта не оказалось. После гранита шли неплотные слоистые породы, которые постоянно крошились и затрудняли движение вглубь.

Зато среди пород возрастом 2,8 миллиарда лет были найдены окаменевшие микроорганизмы. Это позволило уточнить время зарождения жизни на Земле. На еще больших глубинах нашли огромные залежи метана. Это прояснило вопрос о возникновении углеводородов — нефти и газа.

А на глубине свыше 9 километров ученые обнаружили золотосодержащий оливиновый слой, так ярко описанный Алексеем Толстым в «Гиперболоиде инженера Гарина».

Но самое фантастическое открытие произошло в конце 1970-х, когда советская лунная станция привезла образцы лунного грунта. Геологи с изумлением увидели, что его состав полностью совпадает с составом пород, добытых ими на глубине 3 километра. Как это было возможно?

Дело в том, что одна из гипотез происхождения Луны предполагает, что несколько миллиардов лет назад Земля столкнулась с каким-то небесным телом. В результате столкновения от нашей планеты откололся кусок и превратился в спутник. Возможно, этот кусок оторвался именно в районе нынешнего Кольского полуострова.

Так почему же все-таки закрыли Кольскую сверхглубокую?

Во-первых, основные задачи научной экспедиции были выполнены. Было создано, в экстремальных условиях протестировано и заметно усовершенствовано уникальное оборудование для бурения на больших глубинах. Собранные образцы пород был подробно исследованы и описаны. Кольская скважина помогла гораздо лучше понять строение земной коры и историю нашей планеты.

Во-вторых, само время не способствовало подобным амбициозным проектам. В 1992 году научной экспедиции прикрыли финансирование. Сотрудники уволились и разъехались по домам. Но и сегодня грандиозное здание буровой и загадочная скважина впечатляют своими масштабами.

Иногда кажется, что Кольская сверхглубокая еще не исчерпала весь запас своих чудес. В этом был уверен и руководитель знаменитого проекта. «Имеем самую глубокую дыру в мире — так надо пользоваться!» — восклицал Давид Губе

Показать полностью
35
Рассказы геолога. Проба пера.
13 Комментариев в Лига Геологов  

Доброго времени суток, уважаемые подписчики и случайные читатели! Сегодня я представляю вам новую серию постов, в которых будут именно художественные рассказы, а не путевые заметки. В основе рассказов - реальные события, все персонажи имеют реальный прототип. Опыта написания подобных произведений у меня немного, поэтому надеюсь на вашу помощь: критикуйте! Чем больше конструктивной критики, тем лучше будет следующий рассказ. Итак, в путь!

Рассказы геолога. Проба пера. Геологи, Геология, Рассказ, Тайга, Длиннопост

Дыхание уже стало ровным, ноги сами наступали на неподвижные камни курума, поросшего разноцветным мхом. Серый и колючий, зелёный и мягкий, красный, росший неправильными кругами, – мох покрывал каждый камень, лежавший на поверхности, скрывая под собой истинный облик серых холодных гор. Мыслей в голове почти не было: за годы, проведённые «в полях», уже выработался рефлекс отмечать для себя направление и придерживаться его, не отвлекаясь на компас или навигатор. Ну как годы. Точнее сказать, короткие летние месяцы, которые и летними-то иногда с трудом назовёшь, сложившиеся в итоге в годы.


Рюкзак за спиной уже не казался тяжёлым. Гнус, ещё час назад серым бесконечным облаком висевший в душном воздухе, забивавший уши, нос и глаза, теперь спрятался в этот самый мох, спасаясь от ночного холода. Геолог шёл домой. Домом он привык называть любое место, где собирался заночевать. В текущий момент это был небольшой палаточный лагерь, разбитый на берегу мелкой горной речушки, которую и на карте-то с трудом можно разглядеть, не говоря о спутниковых снимках. Так было проще: чем меньше привязанностей осталось на большой земле, тем больше можно сосредоточиться на работе. А работа сейчас была для него всем, стала образом жизни, таким непонятным для большинства обычных людей, будь то бездарный артист провинциального театра, непросыхающий слесарь Вася или надменный топ-менеджер мега-корпорации. От этого, правда, работа становилась ещё более привлекательной и родной, не давала заснуть по ночам, позволяла ощутить себя значимым.


Идти приходилось вдоль склона сопки, постоянно при этом спускаясь к лесу, чего Геолог очень не любил. Вроде идёшь себе прямо, но незаметно становишься ниже и ниже, и вот уже когда-то далёкие мелкие лиственницы вырастали лохматыми скрюченными великанами, а заходящее солнце скрывала за собой угрюмая и непроницаемая громада сопки. Всё это напоминало Геологу его жизнь между полевыми сезонами: он так же шёл и шёл вперёд по ставшей вдруг наклонной линии судьбы, опускаясь всё ближе к социальному дну и теряя себя, но из последних сил пытаясь повернуть обратно, к светлому…


Очередной камень покачнулся под ногой, заставив неловко взмахнуть руками и отвлечься от мрачных размышлений. Рабочий за спиной остановился, поправил рюкзак и спросил:


– Покурим, может?


– Да, давай, – ответил Геолог, тяжело опускаясь на холодные камни.


Они затянулись горьким дымом дешёвых сигарет (других в геологической партии не водилось). Геолог сверился с навигатором, убедившись, что движется в правильном направлении. Лес был совсем рядом и в свете уходящего дня казался ещё более тёмным, чем на самом деле. За пару часов должны дойти. Странники молча докурили, не сговариваясь встали и двинулись навстречу лесному мраку. Они вообще настолько сработались, что многие вещи делали, предварительно не обговаривая.


Лес был вполне проходимым даже в темноте. Разумеется, ноги цеплялись за паутину карликовой берёзки, утопали во мшистых болотах и проваливались в невидимые бочажины. Но в целом было терпимо. Где-то над головами прокричала кедровка.


– Уйди, поганка! – заорал на неё Рабочий. – Не хватало ещё, чтоб лохматого привлекла!


Птица, продолжая мерзко орать, всё же спрыгнула с ветки, в падении расправила крылья и умчалась прочь, напуганная не слышанным ранее голосом человека.


Темнота действовала на нервы: за каждым стволом, в каждом сплетении стланика чудился косматый голодный медведь. Внезапно вышли к извилистому каменистому ручью. Ледяная вода текла быстро, но почти бесшумно. Рабочий подошёл к Геологу, привычным движением расстегнул карман рюкзака и достал потрёпанную походную кружку. Наклонился, набрал воды и протянул Геологу. Он всегда протягивал кружку сначала Геологу, а потом уже пил сам вне зависимости от того, чем та была наполнена: чаем, спиртом или обычной водой.


У этих людей сложились странные отношения. В поле они были лучшими друзьями, всегда приходили друг другу на выручку, вместе шутили, вместе выпивали. При этом они всегда помнили, кто из них кто: простой русский работяга из глухого таёжного посёлка и кандидат наук из мегаполиса. Однако по возвращении в цивилизацию всё менялось. Былая преданность друг дружке куда-то улетучивалась, и они становились просто приятелями, которым есть что вспомнить. Они даже не созванивались, в лучшем случае писали друг другу поздравления с новым годом. Почему так получалось – было ясно, но оба предпочитали эту тему не обсуждать и жить сегодняшним днём.


Геолог сделал большой глоток. Вода свела зубы, ледяным комом провалилась в желудок, заставив Геолога сначала поморщиться, а затем облегчённо выдохнуть. Запасы воды кончились ещё три часа назад, на вершине горного хребта, и с тех пор приходилось идти «насухую», сглатывая ставшую липкой слюну. Геолог протянул кружку Рабочему, тот утолил жажду, и они двинулись дальше.


Вокруг была Тайга – огромная, непостижимая, красивая и уродливая одновременно. Именно Тайга определяла здесь судьбу человека. Она могла заставить сердце замирать как от страха, так и от восхищения, могла показать свои богатства случайному прохожему и могла спрятать их от самого пытливого искателя, могла казнить и могла миловать. Если где-то здесь и был Бог, то он совершенно точно не вмешивался в ход вещей, предоставляя Тайге самой решать, кого поощрить, а кого жестоко наказать. Тайга всегда отличалась непостоянством: сегодня ты её любимчик и легко проходишь через самый непролазный лес, по пути тебе удаётся подстрелить оленя, рыба в реке бросается на наживку сразу как закинул. А завтра не хватает сил забраться даже на небольшую сопку, тебя поливает дождь и засыпает град, костёр задувает ветром, который заодно и палатку пытается разорвать в клочья.


Геолог пробирался через лес и думал, что сегодня он явно не в фаворе у Тайги: возвращаться ночью он терпеть не мог. Более того, он очень этого боялся. Страх опутывал каждую клеточку тела, проникал в самые закрытые закоулки подсознания, вызывая в голове образы давно позабытых ночных кошмаров. Но страх же заставлял и быстрее двигаться вперёд, к уютному покою лагеря. Однако, Геолог ошибался, полагая, что ему сегодня не повезло.


В какой-то момент он понял, что уже довольно долго идёт, никуда не сворачивая, не перепрыгивая упавшие деревья и не продираясь через кусты. Что-то было не так. Геолог осмотрелся. В сине-зелёном мраке ночного леса под ногами едва угадывалась звериная тропа. Ходили по ней олени или лоси, было неизвестно, да и не так важно. Важно было другое – тропа вела чётко на лагерь. Геолог был уверен, что утром, когда он с пустым рюкзаком и полный сил уходил в маршрут этим же самым путём, никакой тропы не было. А сейчас была.


– Рабочий, ты тропу видишь? – спросил Геолог напарника.


– Ага, минут двадцать её топчем уже. Это классно, что ты их даже в темноте находишь. А как, кстати?


Геолог не ответил. Он понял, что Тайга сама указывает ему безопасный путь. Сопротивляться такой удаче было глупо, да и бесполезно – противиться воле Тайги себе дороже. Он продолжил путь сквозь ночь. Тропа слегка петляла, огибая гиблые места, но направление на лагерь сохраняла.


Геолог не засекал, сколько времени прошло, но шёл так довольно долго, как вдруг под ногами захлюпало – тропа завела их в гнилую болотину. В душе что-то ёкнуло – Тайга их всё-таки обманула. Огорчение накрыло горячей волной, к горлу подкатил ком. В такую подлость со стороны Тайги верить решительно не хотелось. Но Геолог опять оказался не прав. Тайга всё-таки провела его, позволила прожить ещё один бесконечный день: через несколько секунд среди тёмных деревьев он увидел дрожащие всполохи лагерного костра. Он всё-таки дошёл. Он вернулся домой.

Рассказы геолога. Проба пера. Геологи, Геология, Рассказ, Тайга, Длиннопост
Показать полностью 1
166
Лежачая складка. Свердловская область, Шалинский район.
27 Комментариев в Лига Геологов  
Лежачая складка. Свердловская область, Шалинский район. Геологи, Горные породы, Длиннопост
Лежачая складка. Свердловская область, Шалинский район. Геологи, Горные породы, Длиннопост
Показать полностью 1
97
Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи.
5 Комментариев в Лига Геологов  

Минутка ухарства. Уже третий день мы зачищали старую горнопроходческую канаву, пробитую ещё советскими геологами в толще кембрийских доломитов. Я выбрался из канавы и в который раз с удовольствием огляделся. На западе серыми молчаливыми громадами врывались в тучи три пика гольца Гигантеус, на одном из склонов которого мы и работали. На севере и востоке взгляд утопал в зелени равнинной тайги, на юге земля вздыбилась кряжами Алдано-Учурского хребта.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост

Работалось на удивление легко, несмотря на то, что весь наш труд сводился пока что к взмахам лопат, кирки и молотка. Возможно, причиной этого служило сладкое предвкушение обнаружения золота – рудное тело двухметровой мощности прекрасно выделялось на фоне серых доломитов, и канавы обещали дать хорошие содержания.

Показать полностью 6 3
338
Заметки геолога. Волшебник не прилетит.
36 Комментариев в Лига Геологов  

Огромный паук лениво заворачивал в кокон не менее огромного овода в десяти сантиметрах от моего лица. Овод как будто и сам был не против медленной смерти. Создавалось впечатление, что животным тоже не хватает воздуха. Где-то на границе сознания вертелись строчки из песни Наутилуса «Дыхание». Я закрыл глаза. А ведь только вчера мы проснулись в уютном лагере на берегу живописной горной реки и были полны сил и желания совершать подвиги.

Заметки геолога. Волшебник не прилетит. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Видео, Длиннопост
Показать полностью 1 1
513
В далёких 80-х довелось мне служить в Новосибирской области, отмеченной на карте большим зелёным пятном и надписью «Тайга»
17 Комментариев  

Вызвал меня, однажды, ротный и не стесняясь в выражениях, приказал взять двух бойцов, радиста, оружие и всё что полагается в таких случаях после чего убыть в распоряжение группы геологов, коих следовало сопроводить по указанному ими маршруту. Советский солдат - тварь неприхотливая, был бы приказ: надо в минус 30 шастать на лыжах по тайге — будет, пусть даже для сугрева он всю тайгу на дрова попилит.


В первый же день путешествия выяснилось, что у геологов познания о геологии заканчиваются описанием формы школьного глобуса. Ну начальству виднее: сказали геологи, значит геологи. Боец же по прозвищу Будулай уже на второй день рассекретил истинную профессию группы - химики, задача которых была собирать пробы воды и воздуха. Ну как рассекретил: его же не просто так прозвали Будулаем. Цыган он и есть цыган, даже разведчик, все равно цыган. Я, кстати, впервые тогда узнал, что и этих конокрадов, оказывается, в армию призывают. Коней у нас в части не было, а вот всё остальное было и не дай бог оно было плохо прикручено. Будулай тырил всё. Уж сколько били его, воспитывали, кино про тюрьму показывали, один чёрт. Генетика. Ведь он, наверняка, и сам не знал зачем ему этот ящик ложек, блях или ведро ружейного масла. Вот и у химиков, тьфу, геологов он спёр, какую-то блестящую штуковину о чём они долго и надрывно горевали. А в армии же нет слова украли, есть только слово проебал. На всякий случай, я одним глазком глянул что там пропало, вроде не счётчик гейгера, ну думаю и ладно — остальное, что организм советского воина не переварит, прекрасно умещается под солдатским матрасом.


Про дорогу и рассказывать-то особо нечего, знай шелести себе лыжами, да по сторонам поглядывай. Одним словом, всё как всегда: то радист с криком «ух ты, смотрите хвост» выдернет из сугроба лисиный хвост, на другом конце которого оказывается сама лисица, сильно возмущённая фактом её прерванной охоты за мышами, то геолог попросит привал чтобы сменить валенки и штаны после встречи с тигрицей на тропе, то кошка лесная варежку у спящего караульного сопрёт, а на утро вернёт и записку внутри этой варежки оставит, что в следующий раз в неё насрёт. Обычные солдатские походные будни.


Через неделю мы вышли на акустический маяк. Для тех, кто не служил: компас работает не во всех местах, а GPS в те времена был только в виде мха под сосной- сходил в туалет, мхом этим подтёрся, ямку закопал и заодно товарищам рассказал где север с югом. Вот чтобы только на мох, при отсутствии солнца или звёзд, не надеяться и ставили акустические маяки на тропах— это обычный грошовый радиоприёмник с магнитной антенной, направленной на самую мощную дальневолновую радиостанцию. Видя географическую ориентацию антенны приёмника, легко определить и север-юг. В нашем случае на маяк-то мы вышли точно, вот только сам маяк не работал. Оно и понятно: аккумуляторы сдохли давно на морозе, а речка, в которой покоилась питающая его динамо-машина, промёрзла до дна. Это, конечно, не каша из топора, но и не синхрофазотрон, поэтому радист быстро соорудил на столбе ветряк и радио, для приличия, немного откашлявшись, рассказало об очередном съезде кого-то там из студии радиостанции «Маяк», чем немало позабавило совокупляющихся на дереве белочек.


Через пару часов мы вышли к нашей цели — заимке, где обитал старый дед-отшельник. Беседы не получилось, так как дед немного приболел после вчерашнего. Похоже гнал он самогонку, вопреки закону, всю зиму. Благо тара у него была только одна семилитровая бутыль, а то спился бы совершенно. Подлечив деда, мы уже подумывали идти дальше, но геологи воспротивились и мы провели два дня в гостях, дегустируя дедовскую продукцию. Видя как Будулай нарезает круги вокруг деда, я, конечно, сразу заподозрил неладное, но после того как дед дозволил ему с лошадьми повозиться и вообще по дому постолярничать бдительность моя притупилась.


Когда мы вышли, дед провожал нас в дорогу, утирая слезы то ли от расставания, то ли от радости, что мы наконец-таки свалили, не мешая ему в одиночку наслаждаться семилитровкой.


Отдых всем пошёл на пользу, даже геологи как-то приободрились и начали шутить. Всем было хорошо и радостно на душе, кроме цыгана. Будулай насупился и даже солнце пряталось за облака при виде его хмурого лица. На привале я поинтересовался причиной, уж не расставание ли с лошадьми так повлияло на солдата.

- Какие, нафиг, лошади?! - возмутился боец — у деда над кроватью воооот такие часы карманные на цепочке висели, чистое серебро.

- Ах ты, паскудник, заорал я - уж не хочешь ли ты сказать, что обокрал деда?

- Нет, с сожалением горько вздохнув выдавил цыган - не успел, он раньше подарил.


© Летилетово

Показать полностью
198
Шрамы
25 Комментариев  

Человек, который поведал мне эту историю, учился в геологическом. Был у них преподаватель одного из самых скучных предметов с длинными лекциями. Студенты плохо слушали его, предметом интересовались мало. И однажды мужчина решил рассказать об одном происшествии.
Было это ещё в советское время. Они тогда были молодыми геологами, которых отправили исследовать предполагаемое месторождение в лесной глуши, которое бросили ещё до революции. Четверо парней и девушка.
Дошли они по карте, в лесах нашли нужную точку и остановились прямо там. Оказалось, что речь шла о некоем котловане, уходящем в пещеру. Рядом были сгнившие остатки подъёмника, что указывало на брошенные работы. Решили вчетвером спустить по верёвке миниатюрную девушку. Она быстро скрылась в тени, даже фонарик на каске исчез из виду. Но скоро девушка подала голос, что спустилась и отцепляется. А дальше десять, пятнадцать минут, затем, час ожидания, но девушки и след простыл. Звали, звали - тишина. Высветить из темноты ничего не получалось. Потянули за верёвку, а она через пару метров оказалась обрезана. Ребята занервничали. Спускать втроём одного из парней было небезопасно. Тем более, если девушка окажется ранена. Тут рассказчик вспомнил, что в километре от точки было обозначение безымянного населённого пункта. Посовещались и решили разделиться пополам. Он с напарником пошёл туда.
Сразу бросилось в глаза, что лес запущен, завален буреломом. Идти было тяжело, но ребята принципиально дошли. Всего какой-то километр, с компасом в руках. А добрались уже к сумеркам. Населённый пункт оказался нагромождением полуразвалившихся избушек, среди которых жилую напоминала всего одна. Тут рассказчик признался, что хотел повернуться и уйти, но его спутник окликнул жителей.
-Есть кто живой?
И тут из целой избы вышла девушка. Не девушка даже, а бледная тень. Белый сарафан и белая кожа, жидкие русые волосы, серые глаза, тонкие руки. Незнакомка скромно улыбнулась и робко поклонилась гостям.
-Ты одна здесь?
Девушка покивала, немного погодя. И ни слова, лишь кроткая улыбка и бегающий взгляд. Рассказчику девушка не понравилась, а вот его товарищ залился румянцем как мальчишка. Подошёл к ней, начал уговаривать не бояться, убеждать, что всё хорошо. А незнакомка вдруг прослезилась и обняла парня. Прямо повисла у него на шее, гладила руками, тёрла ладонями. Провела пальцами по шее и парень вздрогнул. Но сам не издал ни звука, не отшатнулся, так и стоял, пока девица его щупала.
Рассказчику стало так неудобно от этой ситуации, что он растерялся. Посмотрел на парочку, попытался окликнуть приятеля, но тот не реагировал, полностью поглощённый девушкой. Тогда ему было даже немного завидно, вот он и пошёл обратно к лагерю. Идея с помощью от местных провалилась, надо было звать подмогу из райцентра. Пока дошёл, уже совсем стемнело. Ориентироваться в ночном лесу оказалось тяжело и жутковато. К счастью, вскоре он увидел огонёк между деревьями, в направлении лагеря. Подходит - на поляне перед котлованом стоят палатки и перед костром сидит коллега. Один.
-А второй где?
-Сказал, что слышал женский голос в лесу и пошёл проверить. Уже час как нет.
Тут стало всерьёз жутко.
-Стой, вы же вдвоём пошли. Где второй?
Объяснил, что случилось. Да, идиотская ситуация принимала угрожающий оборот. Вдвоём решили уже никуда не идти впотьмах и не разделяться, разумеется. Посидели до поздней ночи, с тревогой вслушиваясь в лес и котлован. Но тишина стояла гробовая. Когда начали залипать, разошлись по палаткам.
Уснули как убитые. Рассказчик вспоминал, что вскоре после "отбоя" ему показалось, что второй прошёл по лагерю. То ли по нужде, то ли подкинуть веток в костёр. А дальше ему всю ночь снились голые девицы. То совсем молодые, две или три похожие, залезавшие на него, то та самая девушка из деревни. И все с голодными глазами скребли его кожу, ставили, как сейчас говорят, "засосы", бесновались и рычали. Сны эти охарактеризовались как кошмары.
Ранним утром он выскочил из палатки и обнаружил, что у потухшего костра сидит парнишка, с которым он ходил в деревню. В одних штанах, босой, весь расцарапанный и дрожащий, на оклики и прикосновения не реагировал. Только один раз сказал, что заблудился. Подтянулся спавший товарищ и сразу заметил, что его, кажется, зажрали комары. Рассказчик обратил внимание на то, что ранки эти не похожи на комариные укусы.
Перекусили сухарями, отпаивали горячим чаем третьего, а четвёртый так и не объявился. Тут уже особо не обсуждали, рассказчик просто оделся, взял почти пустой узел с вещичками и направился в райцентр. А этим двоим понурым велел от котлована не отходить, прислушиваться и самим почаще подавать голос, звать.
Чем дальше он отходил от товарищей, котлована и деревни, тем легче казался путь. В итоге, пятнадцать километров дались легче, чем тот злополучный километр. В городе молодой человек уже хотел дозвониться до начальства, но рухнул в обморок прямо у таксофона. Очнулся к обеду, в больнице. Медработники уже окрестили его Донором за диагностриванную потерю крови. И всех, кто с ним говорил, очень это интересовало. Равно как и место, где он был с товарищами. Едва вырвавшись позвонить начальству, рассказчик объяснил, что случилось. А уже из Москвы поступили распоряжения и на следующий день пригнали роту срочников на поиски.
Через три дня парень узнал, что лагерь у котлована оказался пустым. Не считая раскиданой одежды, палатки и вещмешки были целыми. В котлован спустились спасатели и не обнаружили там девушку, но нашли несколько пучков волос. Из-за этого рассказчика мурыжили несколько дней люди из органов. А деревню признали заброшенной много десятилетий назад.
Когда юный геолог, наконец, пошёл на поправку, из Москвы поступило свежее распоряжение: молодого сотрудника отпустить, а вместо него прибудут спецы и разберутся.
В день выписки маленькая сухонькая бабушка, которая всегда молча и незаметно пробиралась в палате, где лежал одинокий геолог, вдруг обратилась к нему с откровением.
-А я знаю, что вы в Галищах были. Где же ещё? Я, видишь ли, милок, родом оттуда. Меня малышкой мать отдала проходившим мимо охотникам и умоляла пристроить...
Далее бабушка поведала, как у молодых мам перестали рождаться мальчики, а потом начали дряхлеть и умирать мужчины - сначала старые, а потом и до мальчишек дошло. Понятно стало, что Галищи такими темпами исчезнут и никто им не поможет. Вот и отдала мать тогда ещё девочку проходящим охотникам. И упросила их даже не заглядывать в деревню, потому, что там невесть что творится.
А геолог слушал не перебивая и смотрел в старческие серые глаза, да следил за скупыми движениями тонких губ старушки.

Судя по всему, произошедшее не повлияло на карьеру молодого человека и он дальше спокойно работал, а на старости лет был уже ценным и уважаемым преподавателем в учебном заведении. И после этой истории студенты стали внимательнее слушать старика, даже нелюбимый предмет. К тому же, некоторые замечали кругленькие шрамы на шее преподавателя, большую часть времени прикрытой воротничком и цветным платочком. И никто не решался спросить об их происхождении...

В общем, то, что старик рассказал эту историю своим студентам - реальность. А был ли его рассказ правдой, никто утверждать не может.

Показать полностью
116
Трудна жизнь геолога.
18 Комментариев в Баяны  
История не моя, где услышал уже не помню. Так вот, высаживают в тундре партию геологов (они должны пройти определенное расстояние и чего-то там наисследовать). Долго идет партия по тундре, примерно месяц. Приходят в поселение чукчей, по рации вызывают вертолет. В Мурманске нелетная погода, вертолет не может взлететь в течении двух недель. Геологам в поселении скучно, водку все выпили, а местные самогон просто так не дают.... И решают они женить радиста ( единственного неженатого) на дочке вождя. Посватались, забухали, свадьба, радист, как на невесту глянет, так пить начинает без закуски. И вот проходит неделя свадебного запоя и прилетает вертолет. Геологи быстренько загружаются, только вот все племя окружает вертолет, впереди шаман с вождем к радисту подходят, говорят паспорт давай, а радист в пьяном угаре отдает паспорт. Шаман из сумки достает печать, шлеп! Брак зарегистрирован! Невесту тоже в вертолет и вперед в Москву. Все дорогу радист пьет не просыхая. Приехали в Москву, привел молодую жену к себе в квартиру, отмыл ее от жира, отвел в парикмахерскую, сделали ей стрижку. Посмотрел на ее радист, так жена еще и очень даже ничего! Устроили ее в вечернюю школу, та ее закончила, поступала в горно-добывающий институт. Защитила диплом, побывала на практике и стала начальником той партии, где ее муж так и остался радистом.
509
Трудна жизнь геолога.
18 Комментариев  
История не моя, где услышал уже не помню. Так вот, высаживают в тундре партию геологов (они должны пройти определенное расстояние и чего-то там наисследовать). Долго идет партия по тундре, примерно месяц. Приходят в поселение чукчей, по рации вызывают вертолет. В Мурманске нелетная погода, вертолет не может взлететь в течении двух недель. Геологам в поселении скучно, водку все выпили, а местные самогон просто так не дают.... И решают они женить радиста ( единственного неженатого) на дочке вождя. Посватались, забухали, свадьба, радист, как на невесту глянет, так пить начинает без закуски. И вот проходит неделя свадебного запоя и прилетает вертолет. Геологи быстренько загружаются, только вот все племя окружает вертолет, впереди шаман с вождем к радисту подходят, говорят паспорт давай, а радист в пьяном угаре отдает паспорт. Шаман из сумки достает печать, шлеп! Брак зарегистрирован! Невесту тоже в вертолет и вперед в Москву. Все дорогу радист пьет не просыхая. Приехали в Москву, привел молодую жену к себе в квартиру, отмыл ее от жира, отвел в парикмахерскую, сделали ей стрижку. Посмотрел на ее радист, так жена еще и очень даже ничего! Устроили ее в вечернюю школу, та ее закончила, поступала в горно-добывающий институт. Защитила диплом, побывала на практике и стала начальником той партии, где ее муж так и остался радистом.
43
Геологи и овощи (прохождение квеста).
23 Комментария  

Сразу спойлер – конечный результат пока не достигнут. Но!


Полтора десятка бывших и действующих геологов - доктора и кандидаты наук, владельцы производственных предприятий, инженеры, коммерсанты и просто хорошие люди – сегодня были изрядно удивлены и весьма озадачены, когда им позвонил редко появляющийся на горизонте приятель и потребовал сообщить фамилию Мануэля.

Добродушию всех этих людей не было предела, я был приятно удивлен, все горели помочь, но прожитые годы плохо влияют не только на мою память.

Геологи и овощи (прохождение квеста). Геологи, СССР, Ностальгия, Никарагуа, Сальвадор, Продолжение, Реальная история из жизни

Вот краткое сводное резюме из всех разговоров.

1. Мануэля помнят почти все.

2. Никто не может вспомнить его фамилию. Даже те, кто работал тогда с ним в одной лаборатории (двое таких из опрошенных).

3. На фотографии не Мануэль.

4. Мануэль работал в лаборатории Запивалова Н.К.

5. Мануэль из Эквадора. Точно из Эквадора. Хотя-я..

6. Мануэль дружил с С. и М., их контактов ни у кого из опрошенных нет.

7. С. (см. п.6) действительно был у Мануэля в конце 90-х, и это его рассказ о шикарном приеме послужил поводом для этого увлекательного расследования.

8. В 98-м Мануэль возможно не был министром, министром, и совсем не геологии, был его брат. Вроде бы.

9. Мануэль - большой человек в своей стране, но кто он по должности, знают только его друзья (см. п.6)

10. Мануэль приезжал в начале двухтысячных в Новосибирск, он почти не изменился.

11. Все заинтригованы и ждут продолжения.


Что дальше:

1. Жду ответа от геологов, которые пытаются найти координаты друзей Мануэля, и к которым не дозвонился, а обратился письменно.

2. Завтра один товарищ попытается встретиться с бывшим начальником Мануэля, знаменитым геологом Запиваловым

3. Я периодически пробую разными запросами в яндексе найти хоть какую-либо информацию о Мануэле

4. Ускорить процесс не могу по причине занятости на работе.

5. Завтра отпишусь отдельным постом.


Благодарности и пожелания:

1. Благодарю тех, кто принял и принимает участие в идентификации Мануэля.

2. Благодарю, без исключения, всех пикабушников за доброжелательность и терпение.

3. Прошу не сердиться за затянувшийся процесс, так как он запустился внезапно в момент, когда мое свободное время ограничено.


Всем добра и теплого лета.

Показать полностью
1583
Геологи и овощи
72 Комментария  

90-й год. Разгар тотального дефицита. Деньги еще у народа есть, но купить на них нечего. У науки тоже еще не все деньги отобрали. На полевой сезон институт геологии деньги нашел. Но деньги в поле жрать не будешь, нужно еще где-то за эти деньги продуктов купить. Раньше продукты по заявке продбаза СОРАН отпускала, а в этот раз начальник базы в позу встал, говорит, что пусть хоть сам Горбачев заявку подпишет, а тушенки с макаронами на базе нет.


- Хорошо, - сказали главные геологи, - мы понимаем, что вам выгоднее через заднее крыльцо тушенку вдвое дороже продать. Давайте и мы тогда к заднему крыльцу подойдем. Только рассчитаемся не деньгами, а бартером. Вы газеты читаете? Это очень модно сейчас – бартер.

- Давайте. - говорит начальник базы, - Раз партия поддерживает рыночные отношения, то и я поддержу.


В результате помимо государственных научных денег, база получила в полное безвозмездное пользование государственных же научных сотрудников.

Каждый завлаб, планировавший выезжать летом в поле, выделил соответствующее количеству желаемой тушенки количество молодых научных работников, и в составе сводного институтского отряда эти счастливцы отбыли на базу перебирать гнилые овощи. Интересное было время.

Полагаю, для начальника базы это было рядовое событие, про которое он вскоре забыл. Да и для всех остальных участников то событие стало бы проходным, если бы не Мануэль.


Мануэль был из Никарагуа. Он был настоящий геолог. С бородой и никарагуанской ученой степенью. Он приехал в Сибирь повышать квалификацию. Тогда у нас в Сибири иностранцы были особой редкостью. Можно сказать, их у нас не было совсем. А тут настоящий чегеваровидный южноамериканец! Да еще коллега. Поэтому Мануэля в институте любили, а Мануэль отвечал взаимностью. И дошел до того, что когда его друзей повезли на базу перебирать гнилой лук, он твердо заявил, что обязан собственноручно заработать пару банок тушенки для своих русских камрадов.


И вот мы сидим кружком вокруг контейнеров с гниющим луком, выбираем целые и крепкие луковицы – они еще похранятся, а от подгнивших отрезаем уцелевшие куски и складываем в ящики – этот лук поедет в советские столовые. Мануэль ржавым ножом ковыряет головки, глаза его как у всех полны слез, мы все трещим без умолку, и периодически пытаемся подколоть Мануэля. Но Мануэль невозмутим.

- Мануэль, а в Никарагуа, лук есть?

- Есть-есть,- с жутким акцентом говорит он.

- Мануэль, а овощные базы, в Никарагуа есть?

- Есть-есть.

- А дефицит есть?

- Есть-есть. – Мануэль немногословен, он стесняется акцента, ему разъедает глаза, и нам не понять, то ли он над нами издевается, то ли действительно в Никарагуа есть овощные базы.

- Мануэль, а тушенка в Никарагуа есть.

-Есть-есть. – Мануэль задумывается: - Только банки больше.

- Мануэль, а бормотуха в Никарагуа есть? – это вернулся гонец, который с рук у бабок купил пару фугасов с непредсказуемым пойлом.

-Есть-есть…

И мы понимаем, что уже ничем не сможем удивить Мануэля. Режем лук колечками. Мануэль счастлив, он пьет из горлышка бормотуху и закусывает ее лучком.


Прошло восемь лет, я уже давно не работал в институте и случайно встретился с одним бывшим коллегой. Он только что вернулся с международного симпозиума. То ли из Мексики, то ли из Панамы. И вот он мне говорит, что перед поездкой написал в Никарагуа Мануэлю, мол, так и так, буду рядом, везу водку, если сможешь – приезжай. И что вы думаете? В мексиканском или панамском аэропорту прямо к трапу самолета подъезжает лимузин. Из лимузина выходит клерк и приглашает моего знакомого проехать в соседнюю Никарагуа, где его ждет не дождется министр тамошней геологии Мануэль. Пять дней симпозиума прошли в тесном общении с водкой, местными спиртными напитками и Мануэлем. Причем в такой роскоши, о которой в разгар ельцинских дефолтов наш геолог и мечтать не мог.


Во как! Рядовой поход на овощную базу обернулся важнейшим событием жизни. И теперь в компании я могу небрежно сказать, что, мол было дело, перебирал я лук на базе с одним иностранным министром … И нисколько не совру!


Эх, надо бы на остатках той база табличку повесить: «Здесь работал министр геологии Никарагуа», да боюсь, что из всех ученых, что тогда через базы и колхозы прошли, можно не одного министра или академика найти, и если всем таблички вешать, то стены не хватит.

Показать полностью
5685
Сначала разведка
185 Комментариев  
Сначала разведка
1110
Геологи изучены, не злите тектонистов
14 Комментариев  
Геологи изучены, не злите тектонистов Комментарии, Геологи, Тектонисты

#comment_113383523

33
Маршрутка с японскими геологами пенсионного возраста
7 Комментариев в Скриншоты комментов  
Маршрутка с японскими геологами пенсионного возраста Вся маршурутка лежала, Харакири, Пенсионер, Скриншот, Комментарии на пикабу, Лига лчетыреэвер, Геологи

#comment_111892643

618
Заметки геолога. За полярным кругом.
88 Комментариев в Лига Геологов  

Сегодняшний пост будет немного отличаться от предыдущих. Это будет не рассказ, а скорее фотоотчёт с небольшой предысторией и комментариями.



12 февраля 2018 года.


Леонидыч ворвался в кабинет, плюхнулся на стул и уставился на меня с хитрым прищуром.


- Тебе уже сообщили, что ты уезжаешь?


- Нет. Куда?


- В Депутатский. А то ты здесь засиделся, зачах совсем. Вот, поедешь, поработаешь не головой, а руками. У нас там вездеход сломанный остался, надо починить. Едешь вместе с Игорем, – сказал Леонидыч и, хихикая над моей обалдевшей физиономией, покинул кабинет.


Для справки: посёлок городского типа Депутатский находится на севере Якутии, в 230 км к югу от Северного Ледовитого океана.

Заметки геолога. За полярным кругом. Якутия, Геология, Геологи, Снег, Длиннопост
Показать полностью 13
519
С Днём ГЕОЛОГА!!!
79 Комментариев в Лига Геологов  

Дорогие коллеги, поздравляю всех с праздником! И пью за тех, кто в поле!

С Днём ГЕОЛОГА!!! Геологи, Геология, С праздником
261
Заметки геолога. Огненный плен.
54 Комментария в Лига Геологов  

2014 год. Южная Якутия


День начался как обычно. Все бегали, суетились, собираясь в маршрут. Спокойным был только Леонидыч, остававшийся на лагере. Я подошёл к нему с картой, чтобы уточнить детали и внести правки, как вдруг заметил, что по долине реки к нам довольно быстро приближается какое-то животное.


- Медведь, - сказал я. Леонидыч оторвал взгляд от карты и над тайгой разнеслось: «МУЖИКИ! К ОРУЖИЮ!!!»


Народ бросил все свои дела и похватал стволы. А было у нас три двухстволочки, один «Вепрь» и пугач типа «Осы».


Мишка приблизился и остановился метрах в семидесяти. Вблизи оказалось, что это не грозный хозяин тайги, а чёрный гималайский медведь, и мы слегка расслабились. Крики, свист и выстрелы в воздух мишку не отгоняли: он всё так же стоял поодаль и с любопытством смотрел на внезапно оказавшийся в лесу цирк.


- Валить его надо, - сквозь зубы прорычал Леонидыч. Медведь как будто понял его слова, тут же развернулся и с завидной скоростью ломанулся в лесную чащобу. «Фух, пронесло», - подумали мы. Но день только начинался.


В этом маршруте моей парой-радиометристом стала девушка-студентка, с которой я раньше не ходил. Через полкилометра маршрута выяснилось, что она забыла зарядить аккумулятор радиометра. "Прекрасно! - подумал я – Мало того, что все камни самому тащить, так ещё и прибор бесполезен». Когда мы уже поднялись на вершину сопки, совершенно неожиданно налетели тучи и пошёл сильный ливень, быстро перешедший в град. Градины диаметром в пару сантиметров били весьма ощутимо, а спрятаться можно было только под чахлым кустиком стланника. В итоге вымокли до нитки и получили несколько ссадин. До конца дня было ещё далеко.


Выполнив большую часть маршрута, на одном из перекуров я заметил дикорастущий лук. Сорвал, съел и почувствовал на себе взгляд напарницы.


- Что случилось? – спросил я.


- Зачем ты ешь траву? – вопросом ответила Аня.


- Это не трава, это – дикий лук, - объяснил я.


- Что ты несёшь!? Лук на грядках растёт, а не в тайге!


- А ты попробуй, - предложил я. Но Аня замотала головой и посмотрела на меня так, будто я предлагаю ей съесть живого паука.


- Смотри, тут ещё и чеснок есть, - я отошёл на пару метров и выкопал маленькую дикую чесночину, - Видишь? Он вполне себе съедобен, попробуй, - протянул девушке головку чеснока. Аня взяла растение, понюхала и осторожно откусила маленький кусочек. Глаза её округлились.


- Это же чеснок! – изумлённо воскликнула она.


- А по-твоему, я тебя обманываю, что ли? Тут, если поискать, можно найти к ужину и лук, и чеснок дикорастущие.


- Прикольно! А кто их здесь посадил?


?!?!?!...


По дороге к лагерю мы увидели столб густого дыма. В голове завыла сирена: «Лагерь горит! А там же Леонидыч! Совсем один!» Мы ломанулись через лес. Вскоре выяснилось, что горит не лагерь, а тайга, но легче от этого не стало. До этого я думал, что лесные пожары распространяются стремительно быстро, а тут ещё и ветер дует. Но огонь неспешно переползал от дерева к дереву, лениво пожирая кусты стланника и мох, и выглядел весьма безобидным, если не сказать дружелюбным. В общем, через пожар прошли без каких-либо трудностей и через пятнадцать минут вышли к лагерю.

- Ребята! Я здесь! – услышали мы голос начальника партии. Леонидыч спускался по склону ближайшей сопки с какой-то тряпкой в руках и перемазанный в копоти. Подойдя, он рассказал, что на склоне ни с того ни с сего вспыхнуло пламя, и он отправился его тушить.


Ещё через час пришли две маршрутные группы, сообщившие, что не смогли закончить маршрут, потому что их пытался сожрать здоровый бурый медведь. Они отпугивали его выстрелами, но это не сильно помогало. Медведь скрывался в кустах и шёл параллельным с ними курсом. В итоге нервы не выдержали, и они вернулись в лагерь.


Утром следующего дня дымом было затянуто всё, стало проблематично дышать. Мы в срочном порядке вызвали вертолёт и свернули лагерь. Из вертушки мы увидели множество очагов пожаров по всей округе. Жаркие погожие деньки принесли свои плоды.



P.S. Замечания и пожелания приветствуются, на вопросы стараюсь отвечать.


P.P.S. Любители "классической шутки" про геологов, ИДИТЕ ЛЕСОМ!!! Не все геологи такие как тот несознательный гражданин.

Показать полностью 1
2149
На  медведя я, друзья, ...
134 Комментария  

Обязательный инструктаж по ТБ перед полевым сезоном в геологоуправлении.

Все скучают, немолодой инженер монотонно повествует о том, как опасно быть геологом, доходит до медведей.

- Медведь, представляет собой практически непобедимый источник опасности для геолога. Медведь с расстояния 30 метров валит березу, за две с половиной секунды перекусывает стальной рельс, ...

Следом идут прочие медвежьи ТТХ. И вот:

- Медведь подходит к человеку в двух случаях. С агрессивными намерениями или чтобы удовлетворить своё любопытство. Во втором случае, нужно немного подождать, а потом начать медленно удаляться.

Одна слушательница с места: «А что нужно делать, если медведь продолжает проявлять любопытство?»

Инженер посмотрел на барышню, снял очки, поправил переплюйчик, и назидательно, с паузами между словами сказал:

- Следует - удовлетворить его любопытство.

154
О! Убейте Бакума!
36 Комментариев  

Игорь Тимофеевич Бакуменко преподавал кристаллографию. В НГУ.

С азартом, темпераментом, и большой любовью к предмету.

Кидал в студентов мелки, тетради, деревянные модельки кристаллов и прочую мелочь.


- Тетрагонтритетраэдр. Три-эль-два-три-пэ-це. Я задушу Вас!


Выпучивая глаза, со словами: «Я задушу Вас!», начинал душить, если ответ студента казался ему особенно нелепым.

Влюбленно строил глазки студентам без разбора по половой принадлежности,

если они отвечали правильно. Улыбался и плотоядно облизывался.

Назначал дополнительные занятия вечерами, ночами; на кафедре, у себя дома. Миниатюрная балерина - его жена - наливала нам чай и кормила тортиком.

По утрам врывался в общагу и всех будил.

Вырабатывал в студентах мгновенную реакцию и инстинкты, позволяющие слету определять кристаллические формы, называть их правильно.

Принимал экзамен с седьмого, восьмого, десятого раза.

Каждый день в университете шло «Шоу Бакума». В СССР не было шоу. У нас было. Шоу Одного. Подыграть ему мог бы только актер уровня Евстигнеева, но Евстигнеев жил в Москве.

Сосед по общаге в исступлении от подготовки к контрольной написал во всю стену комнаты «О, убейте Бакума! Не жалейте его!». Утром пришел Бакум, чтобы нас разбудить, и прочитал это вслух. Подумал и еще раз прочитал. Контрольную тогда написали все.

На следующий день он все забыл и снова "душил" студенток.

Потом была курсовая работа.

Мы умирали.

Форму любого кристалла можно описать сферическими координатами исходящих из одной точки нормалей к граням.

Мы получали длинный набор цифр через запятую и должны были их превратить в кристалл. Например, в вот такой.

О! Убейте Бакума! Универ, Преподаватель, Студенты, Геологи, Нгу, Экзамен, Длиннопост
Показать полностью 3
368
Австралийский опал
25 Комментариев  
Австралийский опал


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь